Чайные истории духа

Прозрачность

синтезСвященная посудина поплыла по волнам к питанию самого существа человека. Точнее, самого существа существа. Есть разница, ведь главное — быть. А как, когда и кем — можно выбрать в этом свободном плавании. Вверх-вниз-вбок… Плывёт существо, всё лучше держась на потоках космических лучей. Посудина неопознанная, но её всегда можно познать.

Чай

белоеМир весов и мер всегда диктовал нам свои условия. Это постоянная диктовка со сбивчивыми интонациями. Можно ли среди этого всего любить, заботиться, беречь? Можно и нужно, а главное — необходимо чайным напитком доказать бережность. Эта верность может быть цветком ромашки, чайным листом или загадочным зерном в чашке. Но это дорога улетающего.

Споры

фиолетовоеКто затевает споры? Те, кто растёт на одной ноге среди леса. Их не видно, но они хорошо могут показать себя тому, кто знает. Гриб грибу рознь, но их тайна откровенна. Споры грибников прорастают, и всё новые люди идут в лес, чтобы тоже спорить с прячущимися «шляпниками». Никто не знает, когда это началось. Но это извечные споры.

Мёд

голубоеБывает ли правда сладкой? Бывает ли суть не солью, а сахаром? Волны абрикосового цвета, они несут самую точную весть: наслаждаться можно с бережностью ко всему. Сладкий урок безмолвия с закрытыми глазами. Волны смешиваются с пыльцой, и эти гранулы — отмеренные минуты. Они похожи на особые состояния, когда минута словно больше самой себя. И в это время… Впрочем, при чём тут время? Уже совсем ни при чём. Тишина.

Соединение

зелёноеЧто же это за соединение вижу я перед собой? Солей тяжёлых металлов? Или моей мечты? Нет. Это соединённые фрагменты мозаики. Они не знали друг о друге, но снова встретились. Забыли свою историю, чтобы вспомнить то, что выше истории, дальше и вернее. Чему верен фрагмент мозаики? Самому себе, другим или граням соединения? Наверно, он преданно соотнесён с чем-то, чего на этой мозаике нет.

Хлебец

жёлтыйНастоящий хлебец может разрезать пространство. Нет, не как меч. С чем же сравнить? Острая грань, отделяющая свет от тени. Пронзительный взгляд. Твёрдый дух. Разрезать пространство для того, чтобы вновь собрать. Чтобы оно срослось на этот раз верно. Тогда оно станет самим собой. Но значит ли это ранить? Нет, неощутимый разрез, и не слышно этого мгновенного движения. Только мысль может так.

Инжир

оранжевыйЧувство спелого инжира сохранилось в нём надолго. Казалось, что даже навечно. Это было знание о том, как иллюзорен закат. Полыхающая глубина зарева растворялась в шелесте постоянства. Это был спор. Нет, это был бы спор, если бы не победа понимания. Это было погружение.

Зерно

красныйОднажды зерно запело. Было это утром, когда прошёл ливень. Был северным ветер. Тишина вокруг собралась маревом, и сквозь неё запело зерно. Слышал небосвод и чуть слышно подрагивал в ответ. Слышали тени и струились акварелью. Пело зерно в глубоком сне о том, что впереди, о том, что неведомо. Верой и правдой прорастала уверенность. Зерно знало путь ввысь из глубины себя.